oso polar
один господин из палермо, длина его ног непомерна
Большая, предпоследняя порция рассказов.

34. Лев и божия коровка.



Климова Марина

Коровка божия, кротчайшее созданье
Искала, где остановиться на ночлег.
Прогноз сулил на днях похолоданье
И даже, вероятно, легкий снег.
С цветочка на цветок она перелетала
И так на поле одуванчиков попала.

Случилось так уж, что на поле том,
Устав после охоты и пирушки,
Спал грозный лев, прикрывши лопухом
Глаза. И лапу положив вместо подушки.
Пушистой гривой ветерок игрался
И лев огромным одуванчиком казался.

«О, одуван гигантский! О, спасенье!» -
Коровка божия от счастья возопила.
Мгновенно было принято решенье
Остаться здесь. От холода укрыла
Малютку грива. Ей дала приют.
Другие пусть дрожа по стебелькам снуют.

Бежали дни, в тепле жила коровка.
Лев постоялицы совсем не замечал.
Охотился, разил оленей ловко
И грозно на соперников рычал.
Букашка же любила на заре
На ухе льва сидеть как на горе.

Однажды легкокрылый мотылек
Решил открыть глаза коровке божьей.
«Ах, поскорей пускайся на утек!
Ведь лев, на одуванчика похожий,
Иного льва не менее опасен.
Заметит — будет гнев его ужасен!»

Букашка лишь в ответ ему смеялась...
А паникёра речь была пылка.
То что коровка вовсе не боялась,
Ужасно задевало мотылька.
Свой постулат он доказать решил
И вниз ко львиной морде заспешил.

Пред львом смельчак метался и порхал,
И крылья легкие быстрее мельтешили.
А лев открыл глаза и зарычал,
Он разглядеть нахала был не в силе.
Не долго хищник думал — всё, пока!
Открыл лев пасть — не стало мотылька!

Мораль сей басни такова:
Не раздражайте, люди, льва!


35. Алло, Земля на проводе!

enuayudidi



Ночью зазвонил Котофон. Это, в первую очередь, удивило его самого, ведь звонка-то больше никто и не слышал. В последнее время Котофоном никто не пользовался: у всех уже давно были мобильники, которые можно было везде носить с собой, потому что они маленькие и удобные, а некоторые даже имели фотокамеру и музыкальный плеер. Поэтому Котофон все время просто тихо стоял на столе в полном одиночестве и от скуки изредка теребил себя за пружинный шнур или листал пожелтевшие страницы телефонной книжки.
Но сегодня ночью он звонил. И очень настойчиво: видимо, кто-то на противоположном конце провода так страстно желал дозвониться. «Может быть, это вновь телефонные хулиганы?» - подумал Котофон. Но он так давно ни с кем не разговаривал, что все-таки собрался духом, скинул с головы трубку и, склонившись над ней, прислушался…
- Алло! Алло, говорит Лунокот! – кричал голос в трубке сквозь странный шум. – Лунокот с Луны! С кем я разговариваю, алло?
«Лунокот? С Луны?» - удивился Котофон.
- Го… говорит Котофон, - неуверенно, все еще не веря своим ушам, сказал он.
- Кто? – переспросил голос.
- Котофон! С Земли!
- С Земли?! – восторженно воскликнул голос в трубке. – Мы дозвонились до Земли! Скажите, у вас есть земные коты?
- Да… - все еще не верил своим ушам Котофон.
- Нам срочно нужны земные коты. Мы хотели бы их исследовать, но дело в том, что у нас имеются только лунные. Вы не могли бы прислать нам парочку?
- Я… я… мне очень жаль, - заговорил Котофон в растерянности, пытаясь понять собеседника. – Боюсь, это невозможно, ведь у нас нет подходящего транспорта. Как же наши коты полетят на Луну?
Голос в трубке на какое-то время смолк. Котофон тоже молчал, затаив дыхание, но потом осмелился нарушить тишину первым:
- Скажите, а вы… а вы правда с Луны? – он хотел убедиться, что над ним не подшучивают очередные хулиганы.
В трубке молчали. Котофон уже было подумал, что это глупый розыгрыш, как вдруг Лунокот заговорил:
- Перезвоните нам, как только разрешится проблема с транспортом, до связи!
- Стойте! – крикнул Котофон, но в ответ из трубки доносились лишь короткие гудки.
Как же так? Кто-то звонил только что прямо с Луны, а Котофон даже толком не успел поговорить с ее жителем! А может, это и правда розыгрыш?..
Котофон глянул в окно. По улице кралась темнота, ветер шелестел кронами деревьев, дергая, словно за веревочки, тени, падающие на стол, где стоял Котофон. Луна, желтая и круглая, похожая на кусочек сыра, неподвижно висела в небе. Котофон решил, что об этом звонке никому рассказывать не стоит: все равно не поверят. Да и сам он до сих пор до конца не верил в то, что ему действительно звонил некий Лунокот с Луны и просил отправить к ним парочку земных котов для исследований…
Котофон, расстроенный очередной глупой шуткой хулиганов, взгромоздил на голову трубку, и гудки в ней прекратились.
«А что если действительно звонили с Луны…» - подумал Котофон, глядя в небо. И тут ему на ум пришла одна мысль: если звонили с Луны, значит, у лунных котов должен быть свой Котофон. Лунокотофон! А что если он так же одинок, как и земной? Жаль, что Лунокот с Луны так быстро повесил трубку, ведь Котофон даже не успел спросить у него номер, на который можно было бы перезвонить. Так что теперь ни насчет транспорта не связаться, ни узнать, есть ли на Луне свой Котофон… Если только Лунокот сам не перезвонит.
От этих мыслей Котофон расстроился еще больше и уже думал вновь полистать телефонную книжку в поисках хотя бы одного работающего номера, как вдруг трубка на его голове вновь разразилась громким сигналом.
Котофон вздрогнул, уронив трубку на пол, и мигом подскочил к ней, надеясь, что это звонит Лунокот.
- Алло, Лунокот?!
- Алло, - тихонько послышалось в ответ. – Это кто?
- Это Котофон… А вы кто?
Голос в трубке судорожно вздохнул.
- Тоже Котофон… Лунный.
У Котофона перехватило дыхание. Он не знал, что ответить, настолько поразил его ответ собеседника. Неужели и впрямь лунный Котофон?! А вдруг это опять чей-то розыгрыш? Но голос принадлежал не Лунокоту, и Котофон решил, что два розыгрыша за ночь – это чересчур.
- Значит, на Земле тоже есть котофоны? – спросил голос.
- Всего один, - прошептал в ответ Котофон. – А на Луне, значит, тоже есть?
- Есть и тоже один, - сказал собеседник, и Котофону показалось, что Лунный Котофон улыбается.
- А как ты узнал мой номер?! – не унимался Котофон.
- А у меня все исходящие сохраняются. Просто я хотел убедиться в том, что где-то, кроме Луны, есть еще Котофон, поэтому перезвонил. Все равно ведь звонить больше некому.
- Про тебя тоже все забыли? – Котофон почувствовал в собеседнике родственную душу. Ведь именно этого ему так не хватало все это долгое время, что он провел в одиночестве на пыльном столе. – А я-то думал, я единственный Котофон во всей Вселенной. А, оказывается, есть еще ты…
- Вот и я так же думал. А расскажи, каково это – быть Земным Котофоном?
- Да, наверное, так же как и быть Лунным, - грустно улыбнулся Земной Котофон. – Я раньше работал в почтово-телеграфной службе. С меня звонили практически в любую точку мира. Я слушал разговоры, они были мне очень интересны. Говорить могли обо всем. Конечно, это нехорошо – подслушивать чужие разговоры, но я ничего не мог поделать, ведь все могли общаться друг с другом именно благодаря мне. Но со временем про меня все забыли. Теперь во мне никто не нуждается, мои услуги не нужны… Наверно, котофонов больше не осталось. Сейчас я живу один, стою целыми днями на столе у окна в той же самой почтово-телеграфной службе. Сюда редко кто приходит. А как у тебя, на Луне?
- И у меня так же… - вздохнул Лунный Котофон. – У нас, на Луне жителей поменьше, но котофоны были почти у каждого. Я жил и работал в приемной Университета Космонавтики, поэтому знаю много о космосе и о Земле в том числе. Сотрудники нашего университета часто обсуждали свои проекты, и я слушал. Но, спустя годы, технологии усовершенствовались, и я так же пришел в негодность: связь стала барахлить, на меня ругались, а однажды, один ученый сотрудник даже стукнул меня об стол… с тех пор мною тоже почти никто не пользуется.
- А остальные лунные котофоны? Что с ними? – с надеждой спросил Земной Котофон.
- Не знаю… Но думаю, то же, что и со мной, - ответил Лунный.
И Лунный, и Земной Котофоны в этот момент подумали об одном и том же: они – два маленьких одиноких существа, каждый на своей большой планете. Но что-то свело их вместе, ведь прямо сейчас, в эту самую минуту они разговаривают друг с другом, и это точно не розыгрыш и даже не сон...
- А какого ты цвета? – поинтересовался Лунный Котофон у своего Земного друга.
- Красного. А ты?
- Желтого.
- Как Луна?
- Да, - смеялся Лунный Котофон. - А земные коты тоже красные?
- Нет, они разные, - говорил Земной. – Бывают черные, белые, рыжие, серые... А ваши?
- А наши черные и синие и с кратерами на головах.
Земной и Лунный Котофоны вскоре забыли о котах и стали говорить только о себе. Им было интересно узнать все друг о друге. Друзья говорили почти до самого утра, пока сон не стал овладевать ими. Попрощавшись до следующего звонка, Котофоны стали готовиться ко сну и, прежде чем закрыть глаза, почти одновременно посмотрели в свои окна: Лунный – на Землю, а Земной – на Луну…
Проснувшись, Земной Котофон тотчас скинул с головы трубку и принялся набирать номер своего нового друга – так не терпелось ему услышать его голос. «А вдруг он еще спит?» - подумал Котофон. Но желание поговорить с другом было настолько сильным, что Земной Котофон последний раз повернул диск и стал ждать соединения. Не успел закончиться первый гудок, как в трубке послышался знакомый голос:
- Алло?
Так друзья стали созваниваться каждый день. Лунного Котофона, кстати, за окончательной ненадобностью перенесли в коморку завхоза, но это его нисколько не расстроило. Общение с другом придавало его жизни больше смысла, чем простаивание на столе в приемной. Перестал грустить и Земной Котофон. Он так и остался в почтово-телеграфной службе на столе и был безумно рад тому, что его не отключают, и он может звонить своему другу на Луну. И хоть жизнь у них обоих не пестрила различными событиями, Лунный и Земной Котофоны всегда находили, о чем поговорить. А еще они оба мечтали когда-нибудь встретиться…
Бывало так, что друзья не могли дозвониться друг другу, потому что у обоих было занято. Но Лунный и Земной Котофоны прекрасно знали, что это звонят друг другу одновременно они сами. Чтобы больше не попадать в такую нелепую ситуацию и не тратить время зря, друзья договорились, что будут звонить друг другу по очереди: один день Лунный Котофон звонит первым, другой день – Земной.
Однажды, когда вновь настала очередь Лунного Котофона, Земной проснулся пораньше в надежде, что и его друг сделает то же самое и позвонит как можно скорее. Но Лунный Котофон, видимо, еще спал, и его Земной приятель решил подождать час-другой. Но Котофон с Луны все не звонил и не звонил. Земной Котофон уже начал волноваться и, в конце концов, решил позвонить другу сам. К его недоумению, на Луне ему никто не ответил. Котофон решил, что неправильно набрал номер, и позвонил еще раз. Но и на этот раз никто не взял трубку. Не последовало ответа и спустя час. И после обеда тоже. И даже вечером Лунный Котофон не ответил.
Ближе к ночи Земной Котофон все-таки дозвонился до Луны, но голос, раздавшийся в трубке, принадлежал не его другу:
- Алло, - хрипло спросили на другом конце провода.
- А… алло… - запинаясь, произнес Котофон. – А-а-а к-кто это?
- А ты кто? – проворчал голос.
- Я Котофон… с Земли. Я звоню моему другу…
- А, так это ты… - перебил голос. – Твоего друга здесь больше нет.
- Как нет?! А где он?
- Его забрали в музей.
- В музей?! – испугался Котофон. – А-а за что?
- Он стал первым в истории Котофоном, кому удалось связаться с Землей. Такое не каждый день бывает. Теперь он редкий музейный экспонат и его место на витрине. Миллионы жителей с разных планет в будущем будут прилетать посмотреть на него – на первый в мире аппарат, установивший межпланетный контакт с помощью телефонной связи…
- Но ведь первыми мне позвонил Лунокот! – кричал Земной Котофон.
- То были просто хулиганы. Студенты, баловавшиеся старым аппаратом. Они не признались в том, что сделали, да и их нельзя поместить в музей. Они же не вещь…
- Но Лунный Котофон тоже не вещь, он мой друг! Его нельзя так просто отправить в музей!
- Увы, Котофон с Земли. Это решать не нам с тобой…
Собеседник положил трубку и в тишине комнаты раздались частые короткие гудки. Такие бывают только когда аппарат отключается навсегда... Земной Котофон вновь ощутил внутри уже почти забытое чувство. Это было одиночество. Оно больно царапало сердце, от чего то сжалось в маленький комочек.
Все-таки странная штука – жизнь. Ты появляешься на свет, и все в тебе нуждаются. Потом ты вдруг становишься ненужным, и тебя считают хламом. Ты становишься вещью. Только вот никто не знает, что у тебя все равно есть душа. Разве существо, у которого есть душа, может называться вещью? Разве оно может прожить без любви, без друзей, без общения? Оттого и приходится совершать всякие безумные поступки. Звонить на другие планеты, например. А потом все вдруг узнают об этом и думают, что ты особенный. Первый в истории. Уникальный. Но никто не знает, что у тебя есть душа и что ей не место в музее.
Котофон поднял большие глаза и посмотрел на небо. Оттуда на него глядела Луна. Круглая, желтая, совсем как его друг.
«Интересно, а если я стану вторым в истории Котофоном, который дозвонится до другой планеты, меня возьмут в музей?» - подумал Котофон. Конечно, он не хотел отправляться в музей, не хотел, чтобы его отключили и поместили за стекло, но в таком случае вполне возможно, что он будет стоять в одной витрине со своим другом. Или, может быть, Котофону удастся дозвониться до музея, и он сам попросит об этом…
Котофон снял с головы трубку и набрал номер – случайную комбинацию цифр, которая пришла на ум. Котофон не знал, где находится этот музей, не знал, как туда дозвониться. Поэтому он решил, что будет просто звонить по случайным номерам, пока ему кто-нибудь не ответит. Быть может, ему удастся. Может, Лунный Котофон попросил не отключать его и будет ждать звонка. Земной Котофон все слушал гудки и думал, что когда-нибудь, преодолев миллионы световых лет, сигнал приведет его именно туда, куда нужно, и после нескольких длинных гудков знакомый голос в трубке тихо спросит:
«Алло?..»




36. Крылатые леса.

Придумано и написано Мирой Айс. Одиннадцать лет.

В крылатом лесу жили крылатые звери. Они там жили спокойно, но хищные всё равно охотились на мирных жителей леса. И однажды в лесу случилось такое, что все жители леса перестали быть оссобенными.
Затаилась на сосне летучая лиса. Искала себе еду. И вдруг видит, летит сова. Лисица подумала, а почему бы её не съесть? Совушка была маленькая и пушистенькая, но лиса на её размеры даже не посмотрела. Лисичка решила съесть сову. Чтобы сова не увидила плутовку, лиса спряталась поближе к стволу. Лисица почти сливалась с ним. Сова села на ветку сосны и стала отдыхать.
-Эй, сова, - шепнула лиса, - водички хочешь? А то устала ты наверное.
-Хм? - встрепенулась совка, - кто это тут сидит? Где вода?
-Не бойся сова, тут сидит дух этого леса, - сказала рыжая, - вода находится на стволе этого дерева.
-Ничего себе. Вода на дереве! - удивилась совушка, - и голос у тебя странный, дух леса. Ты что, лисица?
-Нет, нет, я не лиса, - сказала хитрая лисичка, - я определённо дух леса. Ты мне поверь. И на этом стволе есть вода. Правда.
Сова решила посмотреть, и подошла чуть ближе. Воды она не увидела.
-Нету тут воды!
-Есть. Ты подойди, и увидишь.
Сова не захотела подходить. Остановилась и сидит.
-Да поверь ты мне! Я же дух леса!!! - закричала лисица.
И вдруг сова услышала подвывание ветра и шелест иголок на сосне. Группа зелёных блёсток свалилась на лису. Совка увидела как лисичка падает вниз, вместе с блёстками. Когда лисица упала на землю, по всему лесу полетели блёстки. Совушка спустилась на нижнюю ветку и увидела, что крыльев у лисицы не стало. Посмеялась сова над зверями леса, и улетела.





37. Будь тем, кто ты есть. И ничего не бойся.



Гришанина Ирина (Mirano)

Возвращаясь домой по темной улице в очередной раз задержавшись на нелюбимой работе на пол ставки, после нелюбимой учебы и очень надеялась что хотя бы один фонарь будет гореть во дворах и не будет так страшно встретить в переулке какого-нибудь маньяка. Нет, не то что бы наш район славился особой разбойностью или чем-то подобным, просто я темноты боюсь и сегодня как на зло в карманном фонарике сели батарейки, а провожать меня некому, увы. Самое страшное в темноте – это неизвестность, ты не знаешь что в ней может прятаться, не скажу что если бы знала что в темноте меня ожидает нечто жуткое или некто, то мне от этого было бы легче, просто тогда можно было бы выбрать другую дорогу, дабы избежать неприятностей. А так приходится просто бояться, но идти.
Уже подходя к дому я услышала как над головой что-то звякнуло, но вместо того что бы в сторону отойти я остановилась и нечто звякнуло уже об меня. Замечательно, хорошо что лишь по касательной руку задело, так как синяк лучше чем дырка в голове, у самого подъезда горела тусклая лампочка потому прилетевший в мня предмет можно было разглядеть. Это оказался достаточно крупный и тяжелый медальон, я посмотрела вверх так и не поняв откуда он свалился. Если бы с окна бросили, то летел бы он мне навстречу, но он со спины прилетел, а там ничего нет, даже дерева. Странно, с неба, что ли свалился? Если хозяин не требует его вернуть, и не кидается повторно, то возьму себе, в качестве компенсации за причиненный ущерб, подумала я.

Дома я рассмотрела медальон. Круглый, в центре сова, а в самом низу надпись на латыни «Esto quod es», которую я произнесла уже переведя на родном языке «Будь тем, кто ты есть».
Хм, интересно. А перевернув его я увидела еще несколько слов «Ego potest auxilium, tua uti sanguinem et», но они были не выгравированы, на нацарапаны и явно с ошибкой, но общий смысл был понятен «кровь свою пролей и я помогу». Первая мысль почему-то появилась о том, что медальон надо прикладывать к ране, типа кровь должен остановить, но потом подумалось что надпись ведь не настоящая, в смысле потом её кто-то сделал, значит и означать должна нечто другое. А в принципе какая разница, вполне себе интересная вещица, очень даже подойдет в качестве украшения и на этом отложила медальончик в шкатулку к другой бижутерии, которую иногда носила.

Прошло несколько дней и собираясь утром на занятия я решила надеть и этот медальон. День прошел в обычном ритме, а вот на работе снова пришлось задержаться. А в конце своей смены еще и умудриться порезать палец… И все бы ничего, если бы я хотя бы платочком его перевязала, не говоря уже о бинтах или пластырях, переодеваясь умудрилась вся испачкаться. Фонарик опять сел на полдороги и снова пришлось возвращаться домой в потемках. Есть у меня привычка, точнее была, хвататься за крестик на цепочке, когда боязно. Вроде не сильно религиозна, но немного успокаивалась, машинально схватилась за цепочку, тут и без того страшно идти, как вдруг медальон начал дергаться в руке, такое ощущение что телефон внезапно с вибро зазвонил когда ты трубку держала. Пальцы сразу разжались, он засветился и увеличился, потом сам оторвался и захлопал крыльями. От неожиданности я попятилась и села на землю, ну как села в смысле плюхнулась не хило так приложившись копчиком.
Крылатое нечто сделало круг и приземлилось у моих ног. Если бы все еще стояла, то наверно убежала бы, но так как сидела, успела рассмотреть что такое припорхало ко мне. Это была сова, немного странная, очень похожая на рисунок в медальоне, она посмотрела на меня наклонив голову, а потом выдала:
- Ну, и чего звала?
- Она разговаривает?! – прошептала я и попыталась отползти немножко.
- Ну, говорю. Чего звала, то?
- В смысле? – переспросила я.
- Кровью зачем на медальон капнула?
- Я?
- Нет, я блин!
- Случайно, видимо… - начала оправдываться я, а потом вспомнила про надпись.- А вообще постой, ты кто?
- Хранитель.
- Чей?
- Твой, раз кровью своей меня вызвала.
- Так ты из медальона, та самая сова?
- Не сова, хранитель. Так что случилось? Вижу, что боишься чего-то.
- Если честно темноты.
- Серьезно? А почему? Что страшного в темноте?
- Боюсь, что не увижу что-то страшное скрывающееся в ней, а оно нападет.
- Так сильно боишься?
- Сильно.
- Ну, тогда я помогу тебе не бояться.
- А как?
- Буду сопровождать тебя в темноте, предупреждать я вижу в темноте, а если кто-то действительно решит на тебя напасть, то унесу тебя.
- Как же ты сможешь меня унести? Ты же совсем маленькая.
- А ты прочти надпись на медальоне вслух и увидишь.
Я прочла и сова начала расти, так стоп не сова начала расти, а я уменьшатся!!!
- Что со мной? Почему я…
- Все нормально, ты просто стала тем, кто ты есть - маленькой белой мышкой. Теперь я смогу тебя унести в случае опасности.
- А нормальной я стану? И, это… Ты меня не съешь? И почему мышь???
- Все будет хорошо, через 10 минут станешь такой же как и была.
- Тогда ладно. А почему именно я? Почему ты стала моим хранителем?
- Потому что ты боялась и даже у такой маленькой белой мышки, которая боится темноты должен быть защитник.
Все последующие дни, когда было темно и страшно сова сидя на плече своей хозяйки провожала её по темным улицам домой, а иногда катала в виде белой мышки на спина сама. Они очень сдружились и еще какое-то время были вместе, но сова появлялась лишь тогда, когда было действительно страшно. Со временем это происходило все реже и реже, темнота уже не так страшила девушку. В один день очень соскучившись по сове она специально уколола палец и приложила его к медальону, поблагодарила хранителя за все и попросила стать защитником для кого-нибудь еще, для того кому сейчас страшно. Ведь даже белые мышки могут научится не бояться темноты. И сова, облетев вокруг девушки напоследок, улетела высоко в небо, а девушка ни сколько не боясь пошла по темной улице.
Конец.

38. Альберт- "дырявый носочек".

Татьяна Глинянская




Жил – был на свете мышонок. И звали его «дырявый носочек». Нет, конечно, при рождении родители дали ему имя Альберт, в честь дедушки, но спустя какое-то время все стали его называть именно так, из-за постоянных дырок на носках.
Мама-мышь просто с ума сходила от отчаяния. Стоило ей заштопать одну дыру, как на ее месте, почти сразу появлялась другая.
Альберта же, по-моему, это вовсе не огорчало, а наоборот, придавало ему некую индивидуальность и он, в очередной раз, с удовольствием вышагивал по улице, демонстрируя всем свою новую дырку.
- Эй, «дырявый носок»!- окликнул, как-то, Альберта его лучший друг, толстяк Луи.- Пойдем играть в футбол? У людей как раз выросли новые мячи. Они называют их… м-м-м… горох. Точно, горох. Надеюсь, на нас не рассердятся, если мы возьмем парочку. Понимаешь, сегодня полуфинал, а Бон куда-то задевал бусину. Так что, нам по зарез нужен новый мяч! Пойдешь?
И друзья, окрыленные своей идеей, направились в сторону жилища людей. Туда, куда, естественно, им строго-настрого запрещено было ходить.
Героически преодолевая разные препятствия, мышата представляли себе, что вступают в схватку с гигантскими чудовищами. Размахивая деревянными мечами, сделанными из щепки, найденной по пути на дороге, они рассекали воздух и, тем самым, пугали, мимо проползающих, гусениц, жуков и т.п.
- Какой кошмар!… Какие неугомонные дети!… Куда смотрят их родители?- слышалось от окружающих.- Это катастрофа!
Но малыши абсолютно не обращали на них внимания и продолжали дурачиться, все еще увлеченные своей захватывающей игрой.
- А вот и оно!- восхищенно произнес Луи, когда они миновали дыру в заборе.- Люди называют это место «ОГОРОД». Здесь растет столько всего вкусного! Но нам сейчас нужен только горох…. Где же он?
И мышата начали шустро бегать между грядками, заглядывая под листья, густо растущих овощей.
- Я нашел!- закричал «дырявый носочек», подойдя к грядке, со спутанными в одно целое, веточками гороха.- Папа приносил нам это в день моего рождения.
Альберт указал на высоко висящие стручки и добавил:
- Там внутри зеленые мячи. Они там, я знаю.
- Это высоко, нам не достать - ответил толстяк Луи.
Но «дырявый носочек» его уже не слушал. Он вцепился в палку, служившую гороху опорою и, медленно перебирая лапками, пополз вверх.
Вдруг, из-за куста послышалось самодовольное «Мяу».
Мышата насторожились.
- Эй, Альберт, слезай скорее! Надо уносить ноги, здесь кошка!- в ужасе заметался толстяк Луи, обдумывая все пути к отступлению.
- Ни кошка, а кот! Мяу! Фердинанд- ваша, к глубокому сожалению, погибель, мелкие воришки!
И из-за густо растущих стеблей и листьев, на малышей, стала надвигаться серая, слегка полноватая, фигура, злейшего мышиного врага.
Луи мгновенно, ни секунды не раздумывая, нырнул в кусты морковки, которая росла по соседству с горохом. И оттуда, почти умоляющим, испуганным голосом, прошептал:
- Ну, давай же, «дырявый носочек»… Пожалуйста. Слазь скорее. Ох, и влетит нам, от родителей, если доживем!
Но Альберт сидел на верху гороховой опоры и боялся пошевелиться. Его сердце, казалось вот-вот, выпрыгнет наружу и от страха ускачет куда-нибудь далеко-далеко отсюда. Он вспомнил маму, то, как она штопала ему носочки, отца и, почему-то, его широкий ремень…
Его «последние» воспоминания прервал женский человеческий голос:
- Ферди! Кис-кис-кис, милый. Иди к «мамочке», пора обедать.
Кот лениво оглянулся в сторону, доносившихся слов и, нехотя, мяукнул в ответ, показывая всем своим видом явное недовольство. Но, положение обязывало подчиниться.
В это время «дырявый носочек» решился на побег. Он разжал лапки и сделал рывок вперед…
И… О, нет!
Эх, если бы не гороховые усы, все бы прошло гладко, но малыш плотно упал в завитки и как ни старался, они еще туже его оплетали.
Луи от увиденного чуть было не упал в обморок.
- Ой, мамочки!- только и смог произнести он.
- Беги за помощью, толстяк!- кричал от страха Альберт.
Луи, что было сил, рванул в сторону дома, нехотя оставляя своего, беспомощно болтавшегося на кусте, друга.
- Боже мой, какое геройство!- засмеялся Фердинанд, подходя ближе к «дырявому носочку».- Какая поразительная настойчивость, перед неминуемой смертью. Ах! Мне даже жалко, сразу есть тебя… М-да… Аппетит испорчен, это точно.
- Может, ты тогда меня отпустишь?- осторожно спросил Альберт.- А то еще всякие там несварения в желудке…
- Ис–клю–че-но! Исключено!
- Тогда, может, посытнее накормишь меня, а когда аппетит вернется, так сразу и съешь? И еды больше и здоровью не во вред. А? - лепетал «дырявый носочек», пытаясь придумать хоть какой- то малюсенький план. Сейчас его попыткой было отослать Фердинанда куда-нибудь подальше, что бы попробовать сбежать еще раз.
- Ты смотри, какой умный! Сам все придумал. Заманчиво, заманчиво… Дай-ка подумать… Есть в этом что-то такое радостное. Наверно твое выражение – «больше еды». Я согласен. Чего тебе принести? Сыр? Хлеб?
- Принеси мне пшеничных зерен.
- Тьфу! Как банально и какая гадость!
- Что ты, это очень вкусно! Я как пшеничку ем, бабушку вспоминаю.
- Ой, да ладно…. Тоже мне сентиментальность! Ладно, уж. Скоро буду. Никуда не уходи…. Хотя тебе это не грозит. Ха- ха- ха!
И Фердинанд поспешил к хозяйскому дому, довольно виляя своим пушистым хвостом, в знак того, что день для него явно слаживается самым наилучшим образом. Что ни говори, а с едой ему сегодня повезло.
Как ни пытался «дырявый носочек» освободиться из горохового плена, пока кота не было поблизости, все напрасно.
- Эх, ну и дела! Угораздило же. Только бы Луи успел помощь привести, а то не видать мне моих носочков, как и своих ушей. Надо, во что б это ни стало, тянуть время. План… Мне нужен еще один план… Ага, придумал! Хоть бы сработало!
- О чем задумалась моя еда? – довольно мурлыкнул кот, вернувшись к гороховой грядке. – Ох, и натерпелся я из–за тебя. На вот, ешь.
Альберт даже и сказать – то, в ответ, ничего не успел, как Фердинанд, тут же, сунул ему в рот два больших пшеничных зернышка.
- Бери вот, сколько влезет. Да поскорее. Потому что мы отсюда уходим в укромное местечко. А то, не ровен час, хозяйка нас увидит… - он, еще раз, оглянулся, продолжая – и надает мне таких тумаков...
Кот аккуратно потянул гороховый усик на себя…. Потом еще на себя…. Как вдруг, за его спиной послышалось:
- Ферди, малыш, где ты? Ах вот ты где, негодник! Сейчас же оставь в покое горох! Что это у тебя там?- и большая фигура направилась в сторону кота.
- Хозяйка… - только и буркнул толстый кот.
- Боже мой, да это- МЫШЬ!- в ужасе закричала женщина и истошно застучала ногами по земле.
От страха Фердинанд даже прижал уши и съежился, но не отступал.
И вот, когда кот уже был готов съесть несчастного мышонка, Альберт со всей силы выплюнул пшеничные зерна, которые угодили прямо в глаз Ферди.
- Ой, больно! – закричал Фердинанд, схватившись за больное место.
В это мгновение гороховая пружина отскочила и откинула Альберта, далеко в сторону мышиного дома, а на болтающемся усике остался висеть только его зацепившийся дырявый носок.
Малыш благополучно приземлился на большой лист раскидистого лопуха и по нему съехал на землю.
Добравшись до дому, Альберт, конечно, получил от мамы – мыши заслуженное наказание, ты не подумай…. Но зато уже вечером, взобравшись на старую консервную банку и размахивая своим деревянным мечом, взахлеб рассказывал всему мышиному народу о своих приключениях. Кое-что он, конечно, приукрасил, и все это поняли, но в этом возрасте детям так естественно фантазировать.
Толстяку Фердинанду, в этот вечер, тоже досталось свое наказание.
Заботливая хозяйка искупала его в ароматной ванне, что бы он, по ее словам, не пах грызунами. Потом причесала взъерошенную шерсть мягкой щеткой. И, в конце – концов, повязала красный шелковый бант. От чего Ферди стал походить на плюшевую игрушку. Как же над ним смеялись все окрестные коты, когда он вышел прогуляться перед сном!



Ну, вот, так закончилась эта история….
Смотри, за окном совсем уже стемнело. На небе засияли яркие ночные звезды, и дядюшка Месяц желает всем «Спокойной ночи!». Спит мышиный народец. И малыш Альберт, мирно сопит в своей кроватке. Даже кот Фердинанд, свернувшись клубочком, задремал в своей корзинке на мягкой подушке.
Каждому снятся свои сны.
И ты засыпай.
Спокойной ночи!

39. Жил был маленький дракончик.

Таисия Мильдзихова - 10 лет



Жил был маленький дракончик, он ничего не умел... Не из-за того что он ленился, он пытался, но всё шло наперекосяк. Однажды когда он пошёл в лес он увидел рогатого зайца. Дракон так удивлялся, потому что он был таким талантливым, а он нет…
Просто дракончик знал его. Знал, что этот зайчик так красиво поёт, танцует, готовит.
Дракончик убежал весь в слезах, из-за того что он обзовёт его неудачником, но заяц увидел его и со всех лапок побежал за ним.
Заяц догнал его и сказал: «Почему ты плачешь?» - а дракончик ответил:
-Ты такой талантливый, а я нет.. Я испугался того что ты меня назовёшь неудачником. - Заяц удивился тому, что он сказал.
-Почему ты так решил? Я так никогда не делаю… Я же не хулиган!
-Простите я не хотел, мне просто хотелось тоже быть таким талантливым как вы... А я… Просто ничего не умею… -печально опустив свой взгляд на землю сказал дракон. - стараюсь, стараюсь, стараюсь и ничего не получается. – всхлипывая договорил дракончик.
Я могу помочь тебе, если захочешь. – мягко улыбаясь, ответил ему заяц.
-Правда? – роняя слезы на землю спросил дракончик.
-Правда. – все так же мягко улыбаясь говорил заяц, - вытри слёзы. У меня к тебе вопрос, ты верил в себя когда пытался что-то сделать?
-Нет.- сказал Дракончик, глядя на зайца вопрошающим взглядом.
-Так надо же верить в себя! Иначе ты ничего не сможешь сделать! – воодушевленно отвечал заяц, - Извини конечно, но даже когда я начинал какое-то дело, у меня не получалось все сразу! Если у тебя что то не получается, не вешай свой маленький очаровательный носик! И не пытайся убедить себя в том, что у тебя ничего не выйдет! – хватая его за лапки и заглядывая ему в глаза, продолжал заяц.
- Ого, ты еще и всё знаешь...- отводя голову сказал Дракон.
-Прекрати! Не нужно сравнивать себя со мной… Твоя проблема в том, что ты себя обзываешь и никак не можешь поверить в себя! Как это вообще возможно?! – Обращая свой взгляд к небу, сам себя спросил заяц. - Надо любить себя, других, а не кричать на себя, что ты дурашка, косорукий и тому подобное, иначе так и будет, и ты ничего не сможешь больше с этим сделать. – снова хватаясь за его лапки говорил Заяц.
Поверить в себя?! Другие всегда говорили, что я ничего не могу! А я им верю… Потому что они крутые, у них есть крылья, они могут летать! – пища отвечал дракончик.
-Ты шутишь?! Главное, что ты о себе думаешь, а не другие. – Глядя дракончику в глаза говорил Заяц. - Послушай! Никогда не говори, что ты неудачник! Иначе ты сам поверишь в это… - опустив взгляд на землю сказал заяц, в глазах его, как падающая звезда, промелькнуло воспоминание. И посмотрев на Дракончика с новой вспышкой веры, продолжил. - Нельзя дойти до всего сразу, надо упорно трудится что бы дойти до успеха.
Солнце уже катилось за горизонт и последние его лучи касались их макушек. Рог зайца засветился невероятно ярким, красивым, розовым сиянием. И повернувшись к солнцу, на задних лапках, он направился обратно в лес, улыбнувшись дракончику на прощанье.
В глазах дракончика, смотревшего в след уходящего спасителя, мелькнула надежда. Уже со следующими первыми лучами восходящего солнца он следовал его советам. Он начинал каждое новое дело с верой в себя и больше никогда не сдавался.
Спустя много лун, дракончик многому научился и в награду за свои старания получил самое желанное! Крылья! С первым полетом он понял, что если бы не Заяц, то он бы никогда не почувствовал потоков ветра, которые гораздо выше гор и птичьего полета…
Расчувствовавшись, он направился на поиски Зайца и наконец отыскав его, он полетел к нему в объятья, сгреб его в охапку и роняя за землю слезы сказал: «Спасибо тебе за все, мой Друг!»

КОНЕЦ




40. Я рядом…

Жук.



-А ты знала? Вот ты знала? - суетилось вокруг непонятное существо.
Но она не обратила на него внимание. Наверное, не знала.
- А вот я знаю! Я все знаю! О тебе все знаю! О небе! О земле! Обо всем! И о нем, и о ней, и о них... - кричало оно, указывая на людей вокруг. И все знают! Только ты не знаешь!
Она молчала. Она упрямо шла сквозь толпу, склонив голову, сопровождаемая лишь редкими и случайными взглядами людей. Ей не нужно было лишнее внимание. И не нужна была чья-то жалость. Ни-че-го...
Я всегда был рядом... - причитало оно. - И когда шел дождь, и когда солнце светило, и когда ты заблудилась, и когда боялась. Всегда! Всегда! Всегда!
Но она не слышала ничего. Только шла вперед.
- Ты только посмотри на мои крылья... Как же поистрепались! Выцвели! И усики... Усики! Совсем обмякли! - со слезами в голосе восклицало оно. - Никуда не годится! Как же так, как же так!
А она не слышала. Она шла вперед.
- Ну не молчи же! Ответь! Хоть раз! - просило оно.
Продолжала идти, не слыша.
- Пожалуйста... - повторило оно чуть тише и слезы покатились из нежных глаз. - Я же всегда рядом!
Она уже давно покинула длинные людные улицы и вышла к цветущим берегам реки. Здесь ее никто не видел. И здесь ее никто не знал. А значит можно расслабиться. Не держать все в себе.
- Я вижу! Я знаю! - всхлипывало существо.
- И я рядом! - вновь и вновь повторяло оно. - Рядом! А ты не знаешь! Это так грустно! Очень грустно! Услышь! Почувствуй! Когда плачешь, ты же чувствуешь! Эту тяжесть на груди, эту слабость! Это я! И как потом, совсем потом... После всех слез становится легко... Когда есть силы... Это тоже я! И всегда был я!
Существо летало вокруг девушки, сидящей в тени, то прижимаясь к ней, то отлетая. С его мордочки капали на траву светлые слезы, оставляющие на зеленых листочках темные пятна. Эти пятна исчезали, превращаясь в легкий светлый дымок, который устремлялся к девушке, успокаивая её, растворяя печаль и возвращая радость в сердце.
- Я же знаю! Я все знаю! Всегда поддержу! Почему же боишься?! Почему грустишь?! - вопрошало оно. Хотя знало. Оно все знало. Но все равно молило...
- Пожалуйста... Услышь... Я же... здесь...

@темы: конкурс2